Мини порноПорно рассказыКаникулы
Категории

Каникулы

Вы ни при каких обстоятельствах не замечали, что отечественная жизнь напоминает качели: только что ты летел наверх, и перед тобой голубое небо с белыми барашками и необозримый горизонт, еще мгновение - и ты уже пикируешь в почву.

Мои летние каникулы - броское тому подтверждение. Целый год мы: я со собственными родителями, планировали совершить собственный летний отпуск на море, в Крыму - у родственников отца. Но у папы на работе показались неприятности; и, скрывая собственные денежные трудности, с "диагнозом" за нехорошую учебу, нехорошее поведение и т.п. - будешь отдыхать в городе у тети Гали. Ну как тут не впасть в отчаяние? Но, не, как у Д.Карнеги: жизнь нужно принимать таковой, какая она имеется.

Тетя Галя - мамина сестра, ей 35 лет, совсем весёлая и энергичная дама. Не обращая внимания на то, что помимо работы у нее большое количество домашних хлопот, с которыми она управляется играючи, мурлыча себе песенки под шнобель; совсем ревностно относится к собственной наружности - в любой момент чистенькая, ухоженная. Дядя Коля, ее супруг, трудится пожарником, похож на медведя - атлетического сложения, все его тело покрыто волосяным покровом: руки, ноги, грудь, пузо а также поясницы, лишь на голове была лысина, на остальном же теле лысин не было. В отличие от тети Гали, он был совсем медлительным, даже говорит совсем медлительно, как бы обдумывая каждое слово. Сначала я даже удивлялась, как они, такие разные, уживаются совместно а также были радостны. Но позже я осознала эту причину. И, наконец, дочь их, Лена - меланхоличная особа, готовая проспать всю жизнь. Хоть и была младше меня на два года, по сути оставалась в далеком детстве.

Тетя Галя, чтобы скрасить мое одиночество, решила окружить меня заботами, и я с наслаждением их приняла. Дядя Коля привозил с дачи большое количество овощей и фруктов, а мы их перерабатывали. Лето выдалось жарким и тетя Галя ходила в доме лишь в нижнем белье, а так, как оно было ее слабостью, по ее выражению, то оно было совсем прекрасное: белое, тёмное, красное, розовое..., шелковое, нейлоново-прозрачное... Даже мне нравилось следить за ее прекрасной фигурой в разных костюмах. А уж дядя Коля и пройти мимо не имел возможность, чтобы не похлопать ее по попке либо не запустить руку в выпирающий лобок. Конечно я делаю вид, что не замечаю этого, а так же делаю вид, что прочно дремлю, когда дядя Коля приходит к себе с ночной смены и, приняв душ, они закрываются в собственной спальне. А я делаю вид, что не слышу ни их стонов, ни стонов их кровати. И лишь только после того, как уже тетя Галя, приняв душ, бежит на работу, а дядя Коля уезжает на дачу, я тихо, чтобы не разбудить Ленку, прокрадываюсь к ним в спальню.

В центре стоит громадная кровать, вся взлахмоченная после недавней борьбы, рядом тумба с громадным овальным зеркалом. Я открываю верхний стол: вот она моя тайная мечта - многоцветные воздушные, как елочные игрушки, трусики, чулки. Я с замиранием сердца снимаю собственные трусики и начинаю мерить все без исключение. От этого ритуала ощущаю, как защемило внизу живота. Выбор останавливаю на светло синий чулках и голубых трусиках - они, конечно же, мне громадны, но это даже лучше, рука вольно попадает в мою совершенно мокрую щелочку. Я заваливаюсь в постель, обширно расставив ноги, в мыслях воображаю, как обхватываю лохматое тело дяди Коли руками и ногами. А мои пальчики, то медлено скользят между губ, то утопают в узком влагалище. И уже не существует ни меня, ни мнимого дяди Коли, ни дремлющей Ленки, лишь чувство невесомости. С каждым разом фантазии заходили все дальше, а чувство безопасности рассеивалось.

В этот день дядя Коля не отправился на дачу - дождь лил, как из ведра. Выждав миг, когда в спальне утихнут стоны и скрипы, я отправилась в ванную. Тетя Галя, вовсе не стесняясь меня, принимала душ. Мне было приятно следить, как струйки воды стекали по ее загорелому телу. Я даже увидела, что волосы на лобке были бережно подстрижены. Тетя Галя, заметив мою любознательность, захохотала и брызнула на меня водой. Меня это так возбудило, что я почувствовала, как набухли и повлажнели мои губки в трусиках.

И вот тетя Галя, приведя себя в порядок, убежала на работу, Ленка смотрит цветные сны, дядя Коля похрапывает после ночной смены, а я одна, наедине со собственными фантазиями.

Призрев всю опасность, не подчиняясь никакому разуму, я приоткрываю дверь в спальню: дядя Коля лежит на пояснице, заложив руки под голову, прочно спит. Грудь высоко поднимается с каждым вздохом и атмосфера со не сильный свистом вырывается через широкие ноздри с каждым выдохом. Никакого сомнения, он спит. Под простынью, еле ли закрывающей его тело, очевидно выделяется его член. Я, хоть уже и не девочка, но ни при каких обстоятельствах не приходилось видеть живой мужской орган. В висках барабанной дробью отстукивает пульс, сердце бешено колотится, но уже ничего не могу с собой сделать; рука одна тянется к простыне - только чуть-чуть немного открою и все. Ну нужно же, какой лохматый, а вот и он, ну совершенно верно как юный гриб-подосиновик, целый толстый, как сам дядя Коля, и красная головка, как будто бы шляпка у гриба.

Либо сердце у меня так гулко билось, либо я вся дрожала в ознобе, но в этот самый миг крепкая рука, обхватив меня за талию, перекинула через себя, и я даже опоздала ничего сообразить, как была под его мощным телом. Одним перемещением он сдернул с меня плавки, раздвинул мои ноги, и вот уже я ощущаю, как его громадный член, только что лежащий в спокойном состоянии, тыкается по моим ногам, ищет мою "красавицу". И не смотря на то, что она мокрая от возбуждения, его член с громадным работой проникает в меня все глубже и глубже, раздвигая все на своем пути. Сейчас я уже не ощущаю тяжести его тела, а только его член, подобно поршню все глубже уходящий в меня. К тому же, как тёплая струя ударила в меня, по всему телу пробежала конвульсия, я еще сильнее обхватила его руками и ногами, а позже счастье, расслабление. Я бы и лежала в таком блаженном состоянии, но он тут же подхватил меня, отнес в ванну и сам вымыл мою "красавицу", обтер полотенцем, нагнулся и поцеловал во все еще набухшие губки. Я уже не в силах была реагировать, доплелась до собственной кровати и улеглась, а рядом безмятежно дремала Ленка.

Сейчас уже моя попка была предметом пощипываний и похлопываний дяди Коли, конечно же в тайне от всех. Возможности сблизиться все как-то не было, не смотря на то, что я уверена - он искал ее. Но вот в один раз тетя Галя отправила нас с Ленкой на дачу собирать малину. Всю дорогу я была в сметении от одного предчувствия близости, у меня сводило в низу живота, но не давала покоя идея - как быть с Ленкой. Но дядя Коля уже все решил. Ленке он дал бидон и отправил собирать ягоду в дальний финиш дачи, а мне заявил, что в доме на втором этаже имеется банка, в которую я буду собирать ягоду. Еще поднимаясь по лестнице, его руки уже залезли мне в трусики. Наверху, скинув сарафан, я предстала перед ним в одних трусиках. Целуя мою молоденькую грудь, он чуть ли не полностью заглатывал ее, а при этом мои трусики были уже на полу. Положив меня на одеяло, разложенное на полу, его губы и язык начали гулять по моему телу, не оставляя ни одного кусочка без ласки: шея, плечи, грудь, пупок, бедра и, наконец, его язык отыскал мокрую, изнывающую от желания расщелину. Он глубоко нырял, вылизывал сок с моих губок. Мои бедра то обширно расходились, и поясницы выгибалась к нему, то с силой зажимали ему голову. И, не дождавшись его толстого "гриба-боровика", я вся затряслась от оргазма. Он продолжительно терзал мое тело, я же, позабыв о мерах безопасности, выла и извивалась в его мощных умелых руках.

В то время как я спустилась к Ленке, та уставилась на меня и начала причитать:

- Ты где была? Я столько ягоды без тебя собрала.

- Не опасайся, Лена, мы сейчас не только собственную, но и соседскую малину соберем.

- Ты, что? Чужую нельзя трогать, - растягивая слова, начала удивлять меня Ленка.

- Дурочка ты, Ленка, - в такт ей причитала я, - как раз самая вкусная ягода - это чужая.

Ленка лишь уставилась на меня своим немигающим взором, но при этом не забыла лопать малину.