Мини порноПорно рассказыОазис
Категории

Оазис

Да, я обожаю роскошь! Сейчас утром, когда Паша уезжал на работу, он снова меня укорял за расточительность, но я начала плакать, и он пожалел меня. А все по причине того, что я устроила небольшой аравийский оазис в отечественной бильярдной. Я попросила Васю, моего личного водителя, переместить все столы в угол, чтобы высвободить побольше места. Приобрела через одну компанию пару десятков громадных пальм в кадках, неестественный фонтан, на что ушло больше двухсот бутылок французского шампанского (мне совсем хотелось, чтобы из него било шампанское, а не несложная вода), ну и еще в том месте по мелочи, всякие в том месте персидские ковры, настоящий белый песок из пустыни, палатку бедуина, живого верблюда...

Мне кажется, что именно верблюд и вывел Пашу из себя. Если бы он смирно себе стоял около палатки, до тех пор пока я танцевала перед Пашей в полупрозрачных шароварах с вышивкой из золота, в синей, украшенной восточными узорами жилетке из плотного войлока без пуговиц, под которой соблазнительно раскачивались мои полные белые груди, а них позвякивало монисто, приобретённое мной еще в сентябре, когда мы с Пашей были в Париже... Ой, я снова отвлеклась.

Так вот, если бы верблюд не плюнул в Пашу, то возможно он бы не стал мне выговаривать сейчас утром. Легко Паша таковой человек, осознаёте, он в правительстве страны один из главных глав, он не может так легко сносить, когда ему в лицо плюют всякие в том месте верблюды.

Ну, я, конечно, стала его тут же утешать, а верблюда медлено увели его телохранители. Паша, правда, продолжительно кипятился и дулся на меня практически все время, до тех пор пока я вытирала шелковым шарфом его лицо, и отошел уже лишь в палатке на коврах, где я сделала ему массаж ароматическими маслами. Паша не смотря на то, что и старше меня на тридцать лет, но мужчина известный, подтянутый, спортивный.

Исходя из этого, когда я ему отлично помассировала пояснице, он перевернулся лицом вверх, и я заметила, что его член уже наполовину стоит. Тогда я начала массировать его грудь, медлено спускаясь к животу, пока не заметила, что он сильно возбудился, и тогда я забрала его член в рот.

Ну, он тут же начал звучно сопеть, как марафонец на финише, как это в любой момент с ним посещает, но я очень сильно сжала колечком пальцы около корня его пениса, и он мало успокоился. Я могу совсем глубоко заглатывать член, так что мои губы доходят аж до его тяжелых, волосатых яичек. Паша вообще обожает повторять, что я совсем талантливая в сексе.

В то время как мы с ним познакомились на Мальте в прошлом году, где он меня отбил у Жоржа, я в первый же вечер села анусом на его несмазанный вазелином член (правда, я его отлично намочила собственными слюнями, до тех пор пока сосала его), и Паша совсем удивился, что я так легко приняла его вовнутрь. Но у него член совсем долгий и толстый.

Честно говоря, я занимаюсь анальным сексом уже три года, другими словами с шестнадцати лет. Так что для меня нет с этим неприятностей, и мне даже нравится ощущать себя до предела растянутой, наполненной мужской плотью в заднем проходе.

Ну, в общем, я всласть наглоталась его участника, а в то время как заметила, что он уже практически заканчивает, я легко повернулась к нему задом и приняла позу "a levrette", как говаривал мой бывший приятель Жорж, другими словами по-собачьи. Нет, он конечно не француз, легко продолжительно трудился во Франции. Но именно он научил меня самую малость сказать по-французски. Снова отвлеклась...

Ну, хорошо. Значит, Паша стягивает с меня прозрачные шаровары, раздвигает мои пухлые задние булки и начинает буравить своим языком мою закрытую и тугую (до тех пор пока) норку. А я постоянно теряю голову, когда мужчина так умело вылизывает мой сфинктер. Я даже теряю контроль над этим мускулом, и он начинает гулять себе туда-сюда. То выпятится наружу, как интересный глаз, то уйдет совершенно вовнутрь, а заодно и Пашин язык прищемит. Но Паше лишь приятно, когда мой анус так чрезмерно реагирует.

Тут мне пришло в голову назвать Пашу пашой. Другими словами, я, прямо, чуть не покатилась со хохоту. Стою, значит, на коленях в бедуинской палатке в центре плодородного оазиса, опустив голову на почву, как как будто бы молюсь Аллаху, а позади меня вылизывает кто? Совершенно верно, паша! Которого кличут Паша!

Мне так понравилась эта моя шутка, я, прямо, стала смеяться, как как будто бы сошла с ума. Насилу успокоилась.

Ну а Паша тем временем с серьезным лицом начал смазывать мое колечко вазелином. Ему так легче сходу попасть вовнутрь, он не обожает тянуть с этим делом.

Я как почувствовала, что он приставил член к моему анусу, сходу расширила вход, расслабив мускулы, и надавила попкой назад. Его член тут же легко проскользнул вовнутрь.

- У-у-у... Сперва такое чувство, как будто бы в меня входит толстое, толстое бревно. Но позже я привыкаю и начинаю балдеть!

Паша прочно держал меня за бедра обеими руками, его толстый член ходил на всей протяженности моего заднего прохода.

И вдобавок Паша совсем обожает, когда я поворачиваю голову и смотрю ему прямо в глаза, до тех пор пока он трудится у меня в попе.

Я уже 14 дней, как стала жгучей брюнеткой, не смотря на то, что глаза у меня по-прежнему ярко светло синий. "Гжельская куколка!", говорит Паша про мои голубые глаза.

И я смотрела ему прямо в глаза собственными обширно открытыми голубыми глазами. Он так очень сильно возбудился от моего взора! Я аж почувствовала, что его член стал еще толще, еще дольше в моем узком анальном проходе.

Чтобы добавить остроты ощущений я начинаю легко сжимать его член, когда он вытягивает его назад, и всецело расслаблять мускулы, когда он толкает его вперед. От этого моя попа начинает так неприлично похрюкивать, ну, как как будто бы я пукаю любой раз, когда он загоняет в меня собственный жёсткий пенис. У нас получился раскошный порно анал.

От этих звуков Паша совершенно теряет голову. Он еще сильнее трахает меня, возмутительные звуки становятся еще сильнее, и вот:

- А-а-а!, - он кончил, еле успев выдернуть член, прямо на мой расширенный анус. Он обожает видеть собственную белую сперму на моей розовой анальной маргаритке, он постоянно просит меня расширить руками ягодицы, чтобы было лучше видно, как под клейкой, густой спермой уменьшается мой возбужденный анус.

Я совершила пальцами по собственному залитому густым семенем сфинктеру, собрала в них как можно больше спермы и поднесла к собственному рту. Обожаю лакомиться мужскими соками, их непередаваемая сладость и пьянящий запах сводят меня с ума!

Паша лишь самодовольно радовался, глядя как я вычерпываю из собственного анального прохода его сперму и как я жадно слизываю ее с пальцев.

Позже он заснул прямо на коврах, и мне было нужно принести одеяло и подушку из спальни, по причине того, что в то время как он засыпает, его уже ничем не разбудить.

Ну, а утром, когда он проснулся, он заметил палатку, пальмы, ковры, и не смотря на то, что верблюда в том месте уже не было, он почему-то отыскал в памяти конкретно то, что тот в него плюнул, а как я его одарила арабской любовью, казалось, начисто забыл. И закатил мне выговор!