Мини порноПорно рассказыПропало молоко
Категории

Пропало молоко

Была настоящая зима. Снег лежал в полметра, легкий морозец, народ тусуется, розовые щечки у детей и девушек. Коляски с болтающими рядом матерями.



Ни с того ни с сего снежок в пояснице.



— какое количество лет...



Неожиданный легкий поцелуй в губы. Весёлое лицо привычной красотки. Чтобы упредить все вопросы, выдала в весело-телеграфном стиле:



— Фригидная, но замужем, родила девочку, взяли квартиру, супруг в море, пропало молоко, помоги, все перепробовала, заявили, что на нервной земле.



— Бегу за колхозным молоком, соседка заняла очередь, приходи, поболтаем.



Первое ее слово насторожило, возможно, муженек «сравнил» нордическую царственную красавицу с южной зажигалкой и поставил ей «диагноз». Семья трещит по швам, молоко пропало и вообще...



* * *



Она была совсем прекрасна лицом, но до ребенка страшно комплексовала по поводу груди (я — «доска»), но сейчас дверь открыла легко обалденная красотка. Узкие красивые губы, броские голубые глаза. Халатик обозначает минимум 2 размер. Долгий дающий слово французский поцелуй с грудью.



— Дверь хоть закрой...



Опять целование.



* * *



— Ты наподобие отлично сцеживаешь, как мне стало известно, — с ухмылкой начала диалог на кухне.



— Твой муж разве не сцеживал?



— Желаешь, я тебе поведаю анекдот:



Приходит моряк с моря. Звонит в собственную квартиру. Открывает дверь амбал с мокрыми от молока руками.



— Ты кто? Что тут делаешь?



— Сцеживаю молоко вашей жене.



— Отправился вон! Я сам все сделаю!



Ночь. Секс у плавсостава самый продолжительный в мире: засунул, вынул, кончил, три часа в обмороке. Супруга будит его: — Пора сцеживать, последнее кормление.



Проходит три дня. Супруг:



— Это какая-то каторга, никакого сна! Никакого отдыха! Вызывай сцеживателя, пускай он и трахает и сцеживает, а отправлюсь на корабль, отосплюсь и отдохну...



* * *



— Принес восточную медицину? — стала снимать халат, выпали легко шикарные бело — молочные груди с прекрасными «рогатыми» сосками и розовыми кругами около них.



— Бабка танцовщицей была... — стала кокетливо изгибать тело, опустив ресницы и покачивая сиськами.



— Запах будет, включи вытяжку. Сядь наоборот меня.



Зажег свечу и стал делать фашину из стеблей полыни.



Такого соблазнительного волнения, возможно, не испытывал еще ни при каких обстоятельствах. Прекрасные чёрные долгие с рыжинкой легко вьющиеся волосы, картинно белое лицо с узкими броскими губами как на японской картине. Она опустила ресницы и стала так соблазнительно привлекательной, что запульсировало все мое тело.



— Я поищу точки — буду тебя трогать (не смотря на то, что в этом совсем не было необходимости)



— Хорошо.



Она выпрямила пояснице и грудь приподнялась.



— Ищи, — улыбнулась она, — Ты же знахарь, не стесняйся!



— У тебя тёплые руки. Мне нравится. Ты настоящий экстрасенс.



Позже замолчала, прикрыла глаза и стала чуть подрагивать телом.



— Тебе не холодно?



— Я горю, в особенности в груди, — ответила медлительно и как-то отстранено.



Тоже самое началось и у меня... Стало тяжело дышать. Сердце стало то замирать, то ускоряться. Значит, очень сильно законтурился



Ее рот приоткрылся, дыхание стало прерывистым.



— Забери за грудь и держи.



— Поцелуй меня. Я желаю.



— Не так, а очень сильно. Ты же можешь...



Ее руки не прерывая поцелуя, уже извлекали мою рубаху из штанов, тёплая чуть липкая грудь терлась жёсткими сосками о мое тело.



Зазвонил телефон.



— Отправь в помещение! Подошла к телефону на столике у диван-кровати а и продемонстрировала жестом, чтобы подошел ближе.



— Это твой муж, сообщил я.



Это из области не доказано мистического:



В случае если супруга вступает в сильные контактные отношения (не обязательно секс, возможно легко взаимная заинтересованность), даже самый гулящий в мире муж-самец это способен это почувствовать и дать о себе знать либо приехать в самый критический миг.



Забрала трубку.



— Подожди минутку. Взгляну дочку.



Я был забран за руку, отведен на диван-кровать, уложен с приспущенными штанами, она скоро села на меня верхом, приподнялась и засунула в вагину в далеком прошлом изнывающий член. Положила мои руки на собственные груди, сделала пару «контрольных» перемещений тазом, забрала трубку.



Возбужденный голос мужа в телефонной трубке признавался ей и ребенку в любви, отправлял страстные поцелуи и, как в любой момент, со ужасной силой ревновал и угрожал.



— Ни при каких обстоятельствах не признавался, — шепнула и заодно лизнула мне в ухо.



Мамочка, как умелая актриса, была в образе самой верной жены, вся в слезах, клялась в любви собственному мужу, целовала его в трубку и в один момент с опаской, но со вкусом, съезжала и наезжала на мой стоящий член. Необходимость делать это тихо и медлительно страшно ее возбуждало.



Апофеоз любви и домашнего счастья! — поразмыслил я.



Но видно, ей этого было не достаточно, не прерывая диалога, нагнулась и направила сосок мне в рот. Радуясь, прикрыв трубку рукой, шепнула:



— Соси! Это такое сцеживание.



— Теплое молоко мамочки взволновало.



«Пришел» второй сосок. И так попеременно.



Член набух и готов был извергнуться во мокрую теплоту, она очень сильно его сжала, мало подержала в очень сильно сжатом состоянии, и он «остыл».



Разговор по телефону о любви и преданности длился.



— Схожу на кухню, желаю мороженого, — раздалось в диалоге.



Она положила трубку в одеяло. Сбегала на кухню к холодильнику, принесла эскимо. Позже подняла трубку и стала лизать и сосать мороженое и заодно облизывать холодным языком мой поднимающийся член.



— Эскимо! — ответила она в трубку, — помогает от фригидности.



Звуки минета были искусно замаскированы под мороженое и она опять возбудила «металлический стояк».



Диалог заканчивался совместно с мороженым. Окончательные жаркие поцелуи в телефонную трубку... и минет.



Опять звонок телефона. Лучшая подруга.



Банкет против фригидности длился. Поднялась на четвереньки, немного подняла попу, последовали легкие и глубокие толчки прямо в матку. Время от времени даже матка легко «присасывала» головку, и мамочка чуть охнула, на что, видно прореагировала ее собеседница вопросом.



— Да у меня массажер, вот грудь разрабатываю, чтобы молоко пошло.



Снова наступил период «медленного и негромкого секса под разговор по телефону».



Я для усиления медленного кайфа засунул в ее попку громадной облизанный палец. Она от неожиданности остановилась, но позже продолжила перемещения.



Еще раз сделал перемещение, типа «совершил ошибку дырочкой».



Она прикрыла трубку рукой.



— Крем на столе.



Близко обмазал член и стал массировать анус жирным от крема пальцем, позже двумя.



Она застыла в ожидании. Пригнул попочку. Стал водить головкой участника около ануса.



Попытка «взлома» не прошла...



Опять массаж уже тремя пальцами. Очко разогрелось, ей уже самой захотелось, по причине того, что быстро оборвала диалог:



— Ой суп. Я забыла. Пока-пока.



Руками развела ягодицы.



— Давай, я желаю!



Головка прошла, отправился туго ствол и легкое окончание введения. Вынул член. Анус пульсировал.



Я хоть раз в жизни подобающа кончить! Добавь крем!



Еби!



Дальше перемещения стали ускоряться. Ее трясло от возбуждения и, наконец, сперма выстрелила и оба кончили.



* * *



Я уже собрался уходить, было уже поздно.



— А слабо прогреть мои сиськи чтобы было молоко?



Позже, потрогав грудь, весело вскрикнула:



— Уже пошло!